Ж у р н а л   о   к о м п ь ю т е р н ы х   с е т я х   и   т е л е к о м м у н и к а ц и о н н ы х   т е х н о л о г и я х
СЕТИ И СИСТЕМЫ СВЯЗИ on-line
  ПОИСК: ПОДПИСКА НА НОВОСТИ: НОМЕР:
    ДОМОЙ • Архив: Новостей | Конференций | НомеровПодписка
 
   
 
   
    
РЕДАКЦИЯ
 
Все о журнале
Подписка
Как проехать
Где купить
Отдел рекламы
График выхода журнала
Адреса в Интернет

РУБРИКАТОР
   
• Инфраструктура
• Информационные
   системы

• Сети связи
• Защита данных
• Кабельные системы
• Бизнес
• Колонка редактора
• Электронная
   коммерция

• Только на сервере
• Системы
   учрежденческой
   связи

• Новые продукты


Rambler's Top100

  

Open Source на рабочем столе

Программное обеспечение с открытым исходным кодом (Open Source Software) существует и используется достаточно давно — главным образом на серверах, в научных приложениях. С распространением ОС Linux стали говорить и о возможности более широкого применения ПО Open Source, в частности, на настольных системах. О перспективах внедрения “открытых исходников” в государственных учреждениях редактору журнала “Сети и системы связи” В. В. Гурову рассказал А. В. Коротков, бывший первый заместитель министра РФ по связи и информатизации, а ныне старший вице-президент “Внешторгбанка”.

• Сегодня в ряде стран мира государственные учреждения все чаще предпочитают использовать ПО с “открытыми исходниками”. Чем, на ваш взгляд, они руководствуются при этом и какова ситуация в России в этом плане?

Я думаю, что прежде всего они руководствуются экономическими соображениями. По крайней мере, если брать такой пример, как муниципалитет Мюнхена. ПО с открытым исходным кодом обеспечивает более низкую стоимость владения информационными системами за счет исключения обязательных лицензионных платежей за каждое рабочее место. Это позволяет более гибко внедрять программные решения на местах и безболезненно масштабировать информационную инфраструктуру. Деньги же в этом случае расходуются на заключение контрактов по сервису, поддержке, обучению, а также на выполнение заказных разработок, специфических решений и т. п. Заказчик имеет возможность выбирать поставщика таких услуг из большого числа компаний, которые находятся в равных условиях конкуренции благодаря доступу к исходным текстам используемых программ. Эта ситуация коренным образом отличается от покупки фирменного закрытого ПО, когда только оригинальный производитель знает все секреты своих продуктов и может диктовать свои условия.

Хочу заметить, что в долгосрочной перспективе гораздо выгоднее вкладывать государственные средства в построение стандартной наследуемой инфраструктуры и обучение персонала, чем в покупку “воздуха” в виде лицензий.

Помимо экономии бюджетных средств, государственные организации стремятся к независимости от конкретного поставщика ПО. Ведь весьма неразумно подвергать организацию, а тем более комплекс государственных учреждений риску, который связан с тем, что построенная вами информационная инфраструктура оказывается в заложниках у производителя. За прошедшие годы мы видели немало примеров того, как смена оборудования или ПО влекла за собой массу проблем, вызванных несовместимостью систем, вплоть до полной потери наработанных данных.

И наконец, программы с открытым кодом позволяют обеспечить более тщательный контроль над качеством поставляемого ПО и его содержимым. Мы всегда можем заказать независимый аудит таких программ, чтобы удостовериться в отсутствии недекларированных возможностей, закладок, тайных лазеек, “черных ходов” и т. п. Вам ведь известны случаи появления так называемых “пасхальных яиц” в фирменных программах? Безопасность поставляемого ПО для государственных учреждений — дело чрезвычайно важное.

Что же касается России, то ко всем перечисленным выше соображениям у нас добавляется еще одно: легальность используемого ПО. Не секрет, что многие в нашей стране продолжают пользоваться нелегальными копиями программ, что совершенно недопустимо в цивилизованном государстве, где авторские права охраняются. Свободное программное обеспечение позволяет нам решить эту проблему.

Полную версию данной статьи смотрите в 1-ом номере журнала за 2004 год.

• В чем, по вашему мнению, заключаются плюсы и минусы “открытых исходников”?

Как я уже сказал, плюсы — это экономия средств, обеспечение независимости и безопасности, ориентированность на общепринятые стандарты, решение проблемы легализации ПО. Если какой-нибудь национальный консорциум компаний займется разработкой ОС или офисного пакета с открытым исходным кодом — путь, по которому пошел Китай, — то в дальнейшем такое ПО можно будет тиражировать сколь угодно широко для нужд бюджетных организаций, государственных учреждений, школ, больниц и т. д. Вместо того чтобы платить деньги некоей компании, которая находится за океаном, мы заплатим их нашим. Мы будем оставлять деньги здесь, в нашей стране, и тем самым способствовать развитию ИТ-сектора своего внутреннего рынка.

ПО Open Source снижает “ценовой барьер”, хотя это не означает, что оно бесплатное. Коробочный дистрибутив Linux стоит денег, “скачать” по FTP и записать компакт-диск тоже стоит денег. Но это все же дешевле по сравнению с покупкой фирменного ПО. Таким образом, для небольших и небогатых стран “цена вхождения” в мир ИТ оказывается ниже. В масштабах же такой страны, как Россия, это довольно значительные деньги, составляющие, по нашим оценкам, десятки миллионов долларов. Но еще раз повторюсь, что эти суммы будут на порядок ниже, чем плата за обновление фирменного лицензионного ПО, происходящее раз в два года, — именно с такой частотой на рынке появляются новые версии ПО, за которые опять и опять надо платить.

Высокая цена закрытого ПО включает предоставляемые фирмами мощную техническую поддержку и сервис. Чтобы создать аналогичную национальную сеть поддержки ПО Open Source, потребуются уже не десятки, а сотни миллионов долларов. Цена поддержки будет с каждым годом расти, и на определенном этапе — через три-четыре года — может превысить стоимость владения лицензионным фирменным ПО. Но это — плата за независимость.

• Какова, на ваш взгляд, должна быть политика в отношении использования открытого и закрытого ПО в ИС государственных учреждений?

Вполне вероятно, уместен прогноз относительно того, что обе эти модели разработки ПО будут сосуществовать долгое время. Соответственно и выбирать мы сможем из всего многообразия поставляемого ПО. При прочих равных условиях (цене, качестве, сервисе и т. п.) программному обеспечению с открытым кодом можно дать какие-то дополнительные очки с учетом вышеприведенных соображений. Однако еще раз подчеркну — при прочих равных условиях, т. е. мы не намерены жертвовать качеством.

В этой связи показателен, на мой взгляд, пример Канады, где соотношение использования традиционного фирменного и “открытого” ПО составляет примерно 7:3 и не меняется на протяжении уже нескольких лет. В Канаде считают, что пока нет смысла больше “углубляться” в Open Source.

Несколько в ином аспекте выглядит использование открытого ПО в сфере образования. Здесь ему необходимо дать “зеленый свет”, поскольку пытливые школьники и студенты получат возможность залезть внутрь любой программы и посмотреть, как она работает. Таким образом мы стимулируем понимание принципов работы информационной системы, а не механическое запоминание “горячих” клавишей и элементов интерфейса. В Японии такое понимание считается ценным качеством сотрудника, который может самостоятельно решить проблему, а не терять время, ожидая прибытия “компьютерщика”.

• Целесообразен ли в настоящее время перевод установленных в госучреждениях серверов и настольных систем на модель Open Source?

Серверы и настольные системы — это два разных сегмента информационной инфраструктуры. Работу серверов обеспечивают специалисты высокого уровня, поэтому переход на данную модель не составит для них никакого труда, если она докажет свои преимущества. А вот на рабочих местах ситуация совсем иная, здесь многие пользователи привыкли к традиционным “фирменным” интерфейсам, и им понадобится какое-то время на привыкание или переобучение. Хотя для повседневной работы большинство современных открытых систем имеют интерфейс, схожий с “фирменным” ПО — будь то текстовый редактор, редактор электронных таблиц, браузер, почтовый клиент и т. п.

Относительно целесообразности такого перехода можно сказать еще вот о чем: подобная миграция не только позволит нам решить ряд вышеупомянутых задач, но и создаст хорошую базу для развития отечественной сферы ПО. Российские разработчики получат шанс создавать качественно новые системы, поскольку в их руках окажутся государственные стандарты на базовое ПО и на программные интерфейсы, а сами программы будут востребованы государством и обществом в целом.

• Ожидается, что через пять лет половина рынка инфраструктурного ПО (ОС, СУБД) будет представлена продуктами Open Source. Разделяете ли вы эту точку зрения? И как, по вашему мнению, модель “ПО с открытым исходным кодом” вообще влияет на ситуацию на рынке программных продуктов?

Подобная точка зрения основана на том, что в настоящий момент трудно отдать предпочтение той или иной модели, поэтому и возникает соотношение 50/50. Однако по меркам информационных технологий пять лет — срок огромный и загадывать на него вперед в этой сфере едва ли имеет смысл: все может измениться за какой-нибудь год или того меньше.

Что же касается влияния модели Open Source на рынок, то, как мы видим, сегодня оно огромно: о поддержке ОС Linux во всеуслышание заявили компании IBM, HP, Oracle, Sun Microsystems, а также другие ведущие производители компьютерной техники. Даже Microsoft была вынуждена пойти на беспрецедентный шаг и предоставить доступ к просмотру исходных текстов своей ОС для высших государственных органов.

С учетом растущей популярности этой модели рынок меняется в лучшую сторону. Во-первых, снижаются цены. Во-вторых, производители традиционного ПО поняли, что наращивание “веса” программных продуктов, влекущее за собой ужесточение требований к мощности “железа”, не может происходить бесконечно. Ни государственные учреждения, ни компании не хотят каждые два года менять парк машин из-за того, что вышла новая версия ПО, функциональность которого сейчас дополняется в основном за счет мультимедиа, сетевых и потоковых технологий. Мы в России пока еще мало используем их. Нам пока было бы достаточно “усеченной” версии офисного ПО, и такие версии уже стали появляться. Насколько я знаю (и думаю, что это не секрет), Microsoft готовит к выпуску “облегченную” версию своего офисного пакета, которая будет стоить намного дешевле полнофункциональной. Это положительный пример давления, оказываемого сообществом Open Source на производителей традиционного ПО.

• Влияет ли, по вашему мнению, применение открытых “исходников” и стандартов на безопасность информационных систем?

Есть такой тезис — “безопасность через неясность” (security trough obscurity). Согласно этому подходу, вы полагаете, что защищенность вашей системы тем выше, чем меньше известно о ее устройстве. Однако жизнь многократно опровергала этот тезис, и сегодня можно видеть, что как раз открытые тексты ПО позволяют строить более эффективные системы, быстрее обнаруживать существующие уязвимости и исправлять их.

Здесь хочется заметить, что в модель свободного ПО вполне вписывается и разработка закрытых, секретных модулей, которые можно создавать и использовать в государственных учреждениях.

• Будет ли государство спонсировать проекты Open Source и каким образом?

По словам производителей ПО, в этом нет ника-кой необходимости. Нужно всего лишь обеспечить равные условия участия в тендерах и утвердить государственные стандарты в этой области. Все остальное будет создано независимыми производителями без финансовой поддержки со стороны государства.

Другое дело — как я уже говорил, — сфера образования. Здесь возможно проведение каких-то творческих конкурсов, учреждение поощрительных стипендий и т. п.

На серверы ПО Open Source само проложит себе дорогу. А вот чтобы оно попало на десктоп — тут без государственной поддержки не обойтись. Проблема здесь скорее даже не в ОС, а в офисных приложениях — они должны быть простыми в использовании, обладать удобным интерфейсом и сопоставимыми с MS Office возможностями. Я уверен, что с распространением технологии “тонкого” клиента применение ПО Open Source на рабочих столах станет гораздо более дешевым, чем его автономная инсталляция на каждый ПК. Конечно, это решение будет непопулярным, ибо 99% пользователей привыкли к “окошкам”, ругают их, но продолжают использовать.

• У ПО Microsoft нет проблем с национальной кодировкой, когда же мы переходим на Open Source, то начинаются “муки выбора”.

Это еще одна тема для обсуждения. В Женеве, на встрече по вопросам информационного общества тема Open Source звучала на многих “круглых столах”, естественно в положительном ключе. Все показывали и рассказывали... Когда же я запустил браузер Mozilla и попытался посмотреть с его помощью российский Web-ресурс, то вместо текста увидел строчки из одних квадратиков, так что я не понаслышке знаком с проблемой кодировки. Однако не думаю, что эту проблему сложно решить технически. Просто пока нет спроса, то этим никто и не занимается.

Думаю, что на уровне Минсвязи и Госстандарта должны быть приняты соответствующие единые рекомендации. Жестко навязывать ту или иную кодировку было бы неправильно.

• Как вы считаете, может ли модель Open Source помочь российским разработчикам выйти на мировой рынок ПО?

Российские разработчики еще как следует не вышли на наш собственный рынок. А ведь именно здесь их усилия могут пригодиться в первую очередь, поскольку они хорошо знают специфику нашей жизни и, конечно же, понимают значимость нашего родного русского языка для программного обеспечения.

Что же касается мирового рынка, то здесь у нас появляются очень неплохие шансы на успех. Не секрет, что огромное число российских программистов занимаются оффшорным программированием, когда программы пишутся нашими специалистами, а затем продаются в другие страны, включая Россию, но уже через западные компании. Если у нас будет создана цивилизованная индустрия разработки ПО, оно будет весьма конкурентоспособно на мировом рынке.

• Государство, как правило, оставляет за собой право требовать у поставщика исходный код приобретаемых программных продуктов. Достаточно ли этого с точки зрения безопасности?

Разумеется, нет. Необходима также сертификация данного программного средства, его независимый аудит и т. п. Однако наличие исходных кодов и возможность их компиляции с последующей государственной сертификацией такой бинарной сборки (запись контрольных сумм) являются большим подспорьем в деле создания надежных, производительных и защищенных систем.

• Планируются какие-либо пилотные проекты или иные шаги для развития индустрии открытого ПО в России?

При Минсвязи РФ сформирована рабочая группа, в которую вошли как сторонники, так и противники использования ПО с открытым исходным кодом.

Я сейчас не буду называть компании и имена участников, но поверьте мне на слово, это известные и авторитетные организации и люди — эксперты в области ИТ и представители РАН, достаточно долго работавшие с ОС Unix. В качестве пилотного проекта заключено соглашение с IBM о создании центра компетенции по ОС Linux и ПО Open Source на базе МТУСИ, который должен начать работу с нового года. IBM инвестирует в него программно-аппаратное обеспечение, а российская сторона предоставляет помещение. В центре будут готовить и проводить переподготовку преподавателей и специалистов, обучать студентов, осуществлять научные исследования.

Такие центры компетенции, если они окажутся жизнеспособными, будут тиражироваться и появляться во многих регионах России. Еще мы предложили нашему сообществу Open Source создать консорциум и представить для бета-тестирования в госучреждениях офисное решение на базе открытого ПО. Они уверяют нас, что такие продукты у них уже есть и что они предоставляют все необходимое для работы чиновника, — будь то подготовка презентаций, редактирование документов и графики, расчет в электронной таблице. И все это выполнено на достаточно хорошем, профессиональном уровне. Конечно, эти продукты, не могут конкурировать с ПО Microsoft в полной мере, но, согласитесь, что нашему чиновнику функциональности пакета на базе Open Source вполне достаточно. К сожалению, мы пока не используем и 5% возможностей наших вычислительных средств. Но надеюсь, что с внедрением электронного документооборота этот показатель повысится.

• Известна требовательность ОС Linux к “железу”. Значит ли это, что придется серьезно подходить к выбору оборудования?

Этим должен заняться консорциум, куда помимо программистов могут войти и поставщики оборудования. Хочу подчеркнуть, что, с моей точки зрения, распространение Open Source на рабочих столах должно осуществляться путем применения технологий “тонкого” клиента. Это очень хорошая и верная модель. Мы имеем правильно сконфигурированное серверное оборудование, с которым пользователь фактически не работает (это дело не его, а системного администратора), а работает только с содержимым экрана. Сокращается число дисководов, принтеров, снижается риск утечки информации.

Чтобы правильно и оптимально выстраивать архитектуру, конфигурировать корпоративную инфраструктуру и проводить единую информационную политику — будь то компания или государственное учреждение — необходимы специалисты — CIO. Их нужно порождать как класс. Те отделы информатизации, которые существуют сейчас, и их начальники занимаются обслуживанием и не озабочены стратегическим видением.

К сожалению, в России пока нет сложившейся, хорошо налаженной инфраструктуры массовой поддержки программных продуктов с открытым исходным кодом. Российским компаниям, объединяющимся в консорциум Open Source, предстоит многое сделать и для популяризации этих продуктов, и для того, чтобы в регионах — в имеющихся там школах и больницах — было к кому обратиться за технической поддержкой. Ведь, как уверяют наши “вирусологи”, ПО Open Source уязвимо так же, как и ПО Microsoft. Они утверждают, что в принципе вирус можно написать и для Linux. По мере расширения применения этой ОС следует ожидать и роста объема “враждебного кода”, но это дело будущего. Пока же я был бы очень доволен, если бы за два года мы вышли на соотношение 7:3. Хорошо, если школьники, садясь за компьютер, понимают, что кроме “окошек” существует еще и “пингвин”.

• Спасибо за беседу.





  
1 '2004
СОДЕРЖАНИЕ

электронная Россия

• Инфокоммуникации земли сибирской

бизнес

• Закон "О связи" принят. Что дальше?

• Open Source на рабочем столе

инфраструктура

• Развитие БЛВС

• Тестируем инфраструктурное оборудование для БЛВС

информационные системы

• Второй фронт

• Так ли прост SNMPv3

• Как не попасться на уловки фирм-производителей

сети связи

• Азы телефонии для менеджеров ИТ

• IP-телефония: в поисках приложений

• SBC на границе

кабельные системы

• Средства управления коммутационными шнурами

• Оговаривайте тестирование шнуров

защита данных

• Тестируем системы предотвращения вторжений уровня сети

новые продукты

• 64-битовый сервер Depo Iron 6000R1S


• Калейдоскоп



 Copyright © 1997-2007 ООО "Сети и Системы Связи". Тел. (495) 234-53-21. Факс (495) 974-7110. вверх